Чем грозит физтехам разделение образования на два коридора?

Один из студентов 5-го курса поделился с нами мыслями о ситуации с ЕГЭ по математике. Мы публикуем его статью и напоминаем, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Также напоминаем, что если у вас есть какой-либо материал для публикации, Поток может стать площадкой для размещения ваших текстов.


Чем грозит физтехам разделение образования на два коридора?

С 2015 года выпускной экзамен по математике разделён на два уровня: базовый и профильный. Последний представляет из себя «старый» ЕГЭ с С-частью, базовый же — облегчённый вариант, больше половины задач которого способен решить рядовой шестиклассник с помощью смекалки, логики и умения считать простые дроби. В прошлом году математику по базовому варианту сдавало 56% выпускников. От них не требовали умения решать геометрические задачи на доказательство и построение, сложные тригонометрические уравнения (об этом см. ниже). Кроме того те, кто сдавал профильный вариант, выдержали экзамен отнюдь не блестящим образом — средний балл по профильной математике в 2016 году составил 46,3 пункта из 100. Таким образом, львиная доля выпускников российской школы не усвоила стандартный курс школьной алгебры и геометрии. Чем это может обернуться?

На мой взгляд, это обернётся тем, что в будущем технарями будут управлять безграмотные люди, не разбирающиеся хотя бы на понятийном уровне , чем наука отличается от лженауки, чем новые открытия и изобретения честных учёных отличаются от рекламных фокусов проходимцев и авантюристов.

Уровень базового экзамена таков, что его можно сдать не зная ,что такое экспонента и логарифм, не выучив ни одной тригонометрической формулы, не имея понятия о геометрических теоремах (кто не верит, предлагаю посмотреть хотя бы один вариант базового ЕГЭ, например на Яндексе). Ведь чтобы пройти это «испытание» на тройку, достаточно правильно решить семь любых задач из предлагаемых двадцати, а половина из них, как уже говорилось выше, не требуют знаний для успешного решения. Учителя начинают ориентироваться на лёгкий экзамен, сокращая объём изучаемой программы. В итоге на уроках математики школьник недополучает знания, которые требуются ему для изучения смежных предметов — физики, химии, биологии. Без экспоненты и логарифмов нельзя толком объяснить закон радиоактивного распада ядра, без тригонометрических формул и функций — закон движения математического маятника и биения. В итоге материал, который пытается преподавать учитель, учеником не усваивается, уроки физики (да и других естественных предметов тоже) кажутся бесполезным времяпрепровождением, время уходит впустую. Выпустившись из школы, абитуриент не имеет базовых представлений о законах природы.

Здесь стоит упомянуть о том, что сегодня для поступления в вуз на гуманитарную специальность математику по профилю можно не сдавать. То есть математические знания у студентов-лириков остаются на уровне шестого-седьмого класса. А знания по естественным наукам вообще очень слабы по вышеперечисленным причинам. В вузе же времени восполнять пробелы нет, ибо у студентов и так хватает проблем с профильными предметами. В итоге из университетов будут выходить специалисты, «не отличающие сверхпроводника от полупроводника». С течением времени эти невежды будут делать карьеру в государственных структурах, заполняя места управленцев и занимая всё более высокие должности. Некоторые из них дорастут до уровня депутатов и министров, ведь не все управляющие должности занимают технари (например, наш нынешний министр образования Ольга Васильева по специальности — историк). То есть лет эдак через 10-15 мы (технари) рискуем оказаться под властью гуманитариев, абсолютно безграмотных в вопросах естественных наук и техники.

Чем это может быть опасно для физтехов и Физтеха?

Во-первых, такими управленцами будут приниматься бездарные и технически безграмотные решения. Чиновники не будут заботиться о выполнении элементарных технических норм, так как не будут понимать, чем может обернуться пренебрежение ими. Один яркий пример разворачивается у нас перед глазами : принято решение построить жилой комплекс «Планетоград» в трёхкилометровой лесозащитной зоне вокруг Пулковской обсерватории. Её научная ценность утратится из-за наличия дополнительной фоновой засветки от построенной инфраструктуры: точность астрономических измерений снизится, важные для науки небесные объекты станут недоступны для наблюдения, исследовательские программы будут свёрнуты.

Другой пример, который уже несколько позабыт – история со вхождением ИТЭФ в состав Курчатовского института. Поставленные руководить научным центром чиновники не включили в программу научной деятельности профильные направления, закрыли вход для иностранных учёных, предложили подписать контракты научным сотрудникам с унизительной базовой ставкой 5790 рублей в месяц! Работа со школьниками и студентами вовсе не была включена в план работы. Существование научных школ мирового уровня оказалось под угрозой из-за некачественного управления.

В будущем такие случаи могут стать не исключением, но правилом.

Во-вторых, если общество станет безграмотным, то в науке править бал будут авантюристы и проходимцы. В нашей истории известен яркий этому пример: товарищ Лысенко выдал известный приём в сельском хозяйстве (яровизацию) за собственное научное открытие и снискал славу «народного академика». Убедив товарища Сталина и членов Политбюро в том, что генетика есть наука «буржуазная», в 1940 году способствовал тому, чтобы академик Вавилов был смещён с поста вице-президента ВАСХНИЛ (академии сельскохозяйственных наук). Генетика в СССР была запрещена, исследования были свёрнуты. Вавилов был репрессирован и в 1943 году умер в тюрьме. Таким образом, страна отстала на важном научном направлении на два десятилетия из-за невежества управленцев (например, Сталин был ламаркистом, хотя к 40-м гг. XX века эта научная теория была экспериментально опровергнута). Нечто подобное может повториться и в наше время, если к власти придут личности, взращенные «базовым ЕГЭ».

Таким образом, разделение экзамена на два коридора несёт в себе угрозу для технической науки. Ухудшится качество принимаемых решений и от этого могут пострадать целые направления. Что нужно сделать, чтобы исправить ситуацию?

Для этого нужно подтянуть уровень выпускников школы для того минимально приемлемого, который позволит им хотя бы понятийно разбираться в технике и естественнонаучных предметах . Нужно усложнить задания выпускного экзамена, чтобы во время обучения школьник приобретал умения, необходимые для изучения физики и химии. А тех же, кто сдавал математику «по базе», нужно заставить пройти курсы повышения квалификации, чтобы они не были невеждами.

Иначе будет плохо всем — и физикам, и лирикам.

Фёдор Борисов,
студент 5 курса МФТИ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

comments powered by HyperComments